?

Log in

No account? Create an account
Кот. Седой Кот
уж кто бы спорил
База победителей ИГИЛ в Сирии под «Градом» атак побежденных 
19th-May-2019 08:24 pm
Седой Кот
База победителей ИГИЛ в Сирии под «Градом» атак побежденных

В мае обстрелы российских военных в Хмеймим стали почти ежедневными. Как это прекратить?



ИГИЛ как единая военизированная структура разгромлено. В Москве давно объявлено о победе над террористами, имевшими единое командование. Которые относительно недавно были в шаге от того, чтобы полностью взять под контроль всю Сирию. И двинуться дальше, вынашивая идею создания всемирного халифата.

Но если все так замечательно — почему крупнейшая российская военная база Хмеймим в Сирии, по сути, — база победителей, продолжает подвергаться регулярным обстрелам со стороны якобы разгромленных игиловцев? В том числе — и бывших, перешедших в другие банды, но не сложивших оружия? Только за минувшие дни мая 2019-го зафиксировано уже полтора десятка подобных атак. Получается — нападения боевиков стали практически ежесуточными. И как прекратить их — наше командование, судя по всему, не очень понимает.

Как показывают события последних дней, российская база Хмеймим, которая несколько лет укрепляла свою оборону от нападений с воздуха, земли и моря, не может чувствовать себя в безопасности. С бытовой инфраструктурой там все прекрасно, о чем свидетельствуют многочисленные телерепортажи. В жилых боксах — кондиционеры и завидная звукоизоляция. Есть душевые и стиральные машины. Три столовых с разнообразной пищей, которую готовят вольнонаемные повара. Пекарня. Чайная. Парикмахерская. Бесплатный переговорный пункт для звонков на Родину. Две спортплощадки с тренажерами. Футбольное поле. Баня. Библиотека. «Военторг». Есть даже некое подобие парка — с клумбами, скамейками, беседками и фонтанами…

В госпитале работают врачи всех медицинских специализаций. Он оснащен самой современной аппаратурой, необходимой как для диагностики, так и для операций с реанимационными мероприятиями.


Разумеется, полностью автономное энергоснабжение. И мощный опреснитель, который выдает тысячу кубометров воды в сутки.

Казалось бы, что и система обороны базы должна быть построена по самому высшему разряду. Тем более, что в Сирии на страже стоит не только лучшая наша серийная боевая техника (например, истребитель Су-35С, комплекс РЭБ «Красуха-4», ударный вертолет Ка-52 «Аллигатор», ЗРС С-400). Но и проходят испытания перспективные комплексы вооружения, которые только готовят к производству.

Противовоздушная оборона базы обеспечивается, прежде всего, системой ПВО дальнего действия (до 400 км) С-400. К ней в данном случае никаких ни вопросов, ни претензий. Ни один недружественный самолет и не пытался вторгнуться в зону ответственности С-400. Ни одна крылатая ракета «Томагавк» также не была направлена в направлении Хмеймим.

А вот оборону непосредственно территории базы осуществляют зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1». Ракеты которых способны перехватывать цели на высотах до 15 км и в радиусе до 20 км. Данный ЗРПК осуществляет не только противовоздушную, но и противоракетную оборону.

Именно «Панцирь-С1» в начале января 2018 года стал главным объектом громкого медийного скандала. Напомню: в предновогоднюю ночь Хмеймим подвергся массированному ракетному и минометному обстрелам с территории зоны деэскалации Идлиб. 2 января появилась информация о множественных жертвах среди российских военнослужащих. А еще — о семи уничтоженных на стоянках самолетах и о взорванном складе боеприпасов. Вскоре выяснилось, что информация ложная. Но ложная лишь частично. Обстрел действительно был. Погибли двое военнослужащих. На земле уничтожен один ударный вертолет Ми-24.

Вина за это была возложена именно на «Панцирь-С1». Поскольку именно это оружие должно на дальних подступах перехватывать ракеты реактивных систем залпового огня, которыми в Сирии активно пользуются террористы. Однако, как следовало из соответствующих сообщений, по нашей авиабазе в тот день били и из минометов. А на перехват мин калибра 82 мм «Панцирь-С1» не рассчитан. И обвинение пошло гулять по средствам массовой информации и социальным сетям.

Критиков ставшего знаменитым не только в России ЗРПК не смущает, что при последующих обстрелах — а были и массированные, 36 ракет в залпе — «Панцирь-С1» вполне успешно справлялся с перехватами. Также он не раз останавливал атаки ударных беспилотников с укрепленными на фюзеляже боеприпасами. На первый взгляд, эти дроны были кустарными поделками террористов. Однако при изучении обломков беспилотников, сбитых ракетным и пушечным огнем «Панциря-С1», выяснилось, что система управления этих изделий собрана на произведенных в США компонентах военного назначения.

Создается ощущение, что регулярные «разоблачения» «Панциря-С1» являются элементном внутрироссийской конкурентной борьбы между двумя гигантами нашего ВПК — тульским КБ приборостроения (КБП), производящего эти ЗПРК, и концерном «Алмаз-Антей», который является лидером в области создания отечественных зенитно-ракетных комплексов. Отношение лидера к деятельности туляков до поры до времени было нейтральным. Несмотря на то, что «Панцирь-С1» находился в той же зоне дальности применения, что и, например, ЗРК «Тор» концерна «Алмаз-Антей». Но отношение к конкуренту резко изменилось, когда КБП вдруг заявил о намерении увеличить дальность «Панциря» до 50−60 километров. Стало очевидным, что, тем самым, туляки собираются конкурировать с еще одним «антеевским» комплексом — ЗРК «Бук», который относится уже к средствам ПВО средней дальности. И тут, как мне представляется, подвернулся «случай» — удавшаяся террористам атака на российскую базу в Сирии.

Любопытно, что почти все обвинения конкурентов в публичной сфере носят заочный характер. И высказываются устами исключительно неназываемых источников. Вот что пишет, например, издание Defence Blog: «По словам источников в Министерстве обороны Российской Федерации, которые предоставили информацию на условиях анонимности, российская армия и флот недовольны комплексом „Панцирь“ и ищут абсолютно новые системы противовоздушной обороны. Для армии система противовоздушной обороны „Панцирь“ оказалась слишком тяжелой, сложной и неэффективной, чтобы защитить от большинства потенциальных угроз. Чтобы защитить корабли в прибрежной зоне и в гаванях, военно-морская версия „Панцирь“ также стала слишком дорогой и не очень эффективной».

Необходимо сказать, что обострению соперничества двух оборонно-промышленных структур способствовало объявление о начале НИР «Стандарт». Одним из ее результатов должно стать определение путей развития средств войсковой ПВО малой и средней дальности и выявление предприятий, которые могли бы наиболее успешно справиться с поставленными в этой области задачами. А это, разумеется, сулит очень серьезное финансирование. За часть этих денег намерен сражаться холдинг «Высокоточные системы», в который входит тульское КБП. И перевод «Панциря» в сегмент комплексов средней дальности — один из тактических приемов в предстоящей борьбе. Вполне понятно и то, что взять могущественный концерн «Алмаз-Антей» голыми руками не удастся.

Тем не менее, после предновогоднего инцидента противовоздушная оборона российской базы работает надежно, отражая обстрелы. Это объясняется тем, что их минометную составляющую, наиболее опасную, удалось ликвидировать за счет тщательной и заблаговременной «зачистки» спецназом близлежащих к базе территорий. Площадь такой работы сравнительно невелика. Ведь дальность стрельбы советских 82 мм минометов, которыми пользуются боевики, не превышает трех км.

А вот обстрелы авиабазы Хмеймим из реактивных систем залпового огня типа «Град» ведутся из зоны деэскалации в провинции Идлиб. Где обосновались как пошедшие на перемирие боевики, так и непримиримые. Зона была основана в сентябре 2018 года. Но, похоже, к непримиримым постепенно примыкают и те, кто пообещал Дамаску сложить оружие. Известно, что одну из группировок поддерживает Турция. Она же и снабжает террористов системами «Град», максимальная дальность стрельбы которыми достигает 40 км. А это уже серьезный радиус обеспечения безопасности для нашей разведки.

Совершенно понятно: без турецкой поддержки находящихся в замкнутой зоне террористических группировок как боевыми машинами РСЗО, так и боеприпасами такая интенсивность атак была бы невозможна. Так же ясно, что идеального оружия обороны не существует. ЗРПК «Панцирь-С1» пока, в основном, успешно справляются с перехватами реактивных снарядов. Однако и у него могут быть и «осечки».

Так что же делает командование авиабазы Хмеймим, чтобы положить конец обстрелам? Можно было бы, используя, допустим, РСЗО «Смерч», дальность стрельбы которой намного больше, чем у стареньких «Градов», гарантированно уничтожать базы и склады боевиков. Поскольку всего один залп «Смерча» (12 ракет калибром в 300 мм) накрывает площадь в 700 тыс. кв. м. То есть — почти в гектар. Можно осуществлять массированные бомбардировки.

Однако российская авиация в Идлибе пока наносит только точечные удары по террористам и их базам. Более интенсивные действия в ответ на провокации невозможны в связи с тем, что в Идлибе бандиты (по разным оценкам их от 3 тыс. до 30 тыс. человек) перемешаны с гражданским населением (от 200 тыс. до 300 тыс.). Интенсивные удары возмездия приведут к массовой гибели мирных жителей.

Но, как видит весь мир, точечные авиационные удары в данном случае не способны гарантированно обеспечить безопасность Хмеймим. Похоже, приемлемый результат может быть достигнут лишь в случае прекращения поддержки боевиков извне. И для этого у России есть рычаги воздействия на Турцию. Скажем, те, которые Москва эффективно использовала после того, как 24 ноября 2015 года турецкий истребитель F-16C сбил российский фронтовой бомбардировщик Су-24М. Чего стоило хотя бы организованное в ответ Москвой обрушение турецкой туриндустрии из-за оттока наших отдыхающих!

Тем временем, сейчас политическое положение у Анкары даже более уязвимое, чем в 2015 году. Она сильно конфликтует с США, что может привести к антитурецким санкциям со стороны Вашингтона. Удар с двух сторон может оказаться для Турции особенно чувствительным.

Однако ничего такого наша страна отчего-то не предпринимает. Москву положение дел вокруг авиабазы Хмеймим, как ни странно, похоже, вполне устраивает. Хмеймим держит оборону. Пока -держит. Ну, а если что-то трагическое там произойдет, то польза от продажи Эрдогану С-400 и, возможно, новейших боевых самолетов Су-57, превысит, вероятно считают в Кремле, человеческие потери.

___________________________

Тем временем

17 мая председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в ходе встречи с президентом Турции Тайипом Эрдоганом высказала обеспокоенность в связи со ставшими регулярными обстрелами российской военной базы Хмеймим со стороны Идлиба. Она также сообщила, что министерства обороны России и Турции ищут пути урегулирования ситуации в этом регионе Сирии.

«Поднималась тема Идлиба. И президент [Турции] высказал озабоченность тем, что там не обеспечен режим прекращения боевых действий и не решена задача деэскалации… Со своей стороны я высказала наши тревоги, что продолжаются обстрелы российской базы Хмеймим и российских объектов со стороны Идлиба, нас это не может не тревожить», — сказала Матвиенко.

Владимир Тучков

источник - https://svpressa.ru/war21/article/233097/


This page was loaded Nov 14th 2019, 9:48 pm GMT.