?

Log in

No account? Create an account
Кот. Седой Кот
уж кто бы спорил
Фейковое военное положение и крах карьеры ... 
27th-Nov-2018 06:55 pm
Седой Кот
(УкроСМИ)
Фейковое военное положение и крах карьеры –
почему кризис в Керченском проливе так дорого обошелся главе государства




26 ноября – день принятия решения о военном положении – для президента был тяжелым. Причем, настроение у Петра Порошенко испортилось после обеда. Об этом можно судить по его эфирам на ТВ. Во время видеообращения к украинцам президент выглядел подавленным, даже разбитым.



Это притом, что у главы государства – большой опыт телеэфиров, и свои эмоции он привык скрывать. На этот раз в начале обращения, здороваясь со зрителями, президент улыбался. Тем не менее, чем больше он говорил, тем сложнее ему удавалось сдерживать негативные эмоции.




Позже – вечером 26 ноября – президент приехал в Раду. Зрители, смотревшие трансляцию, могли обратить внимание, что президент выглядит уже не только подавленным, но и злым. Он несколько раз улыбнулся, но в основном уголки рта у него были опущены вниз, и он все время хмурился.



Это притом, что ранее – во время полуночного заседания Совбеза (в ночь с 25 на 26 ноября), где президент впервые заговорил о необходимости введения военного положения, он держался совершенно по-другому. Был собранным, энергичным, старался говорить сдержанно, по-деловому, но с оптимизмом.



За те 18 часов, что отделяли ночное заседание Совбеза от выступления главы государства в Верховной Раде, существенно изменился и смысл того, что говорил Петр Порошенко о военном положении. На Совбезе Александр Турчинов заявлял, что военное положение должно быть введено сроком на 60 дней – и президент прокомментировал это так: "Я как президент, как верховный главнокомандующий поддерживаю предложение о введении военного положения и вынесении этого вопроса на рассмотрение Верховной Рады Украины. Это ни в коем случае не означает, что Украина будет вести наступательные действия. Но мы должны быть наготове и не позволить России реализовать те сценарии, которые были в других государствах. Решение не предусматривает немедленной мобилизации, однако будут проведены необходимые работы с резервом первой очереди, и я обращаюсь к нашим ветеранам – быть наготове".

В видеообращении глава государства сказал, что предлагает ввести военное положение сроком на 30 дней. В Верховной Раде он сделал еще одно уточнение – военное положение вводится не на территории всей страны, а лишь в 10 областях.

Выступление президента в Раде сопровождалось криками "ганьба", а отдельные горячие головы даже пытались прорваться к трибуне. Было много нецензурной брани.

Порошенко, наверное, никогда не выступал в парламенте с таким негативным фоном. При этом он говорил, что его новый указ (30 дней, 10 областей вместо 60 дней и военного положения для всей Украины) – это компромисс. "Я внес новый проект указа, в котором срок действия военного положения будет сокращен до 30 дней. Мы на сегодняшний день это сделали, этот указ зарегистрирован в Верховной Раде, официально внесен на замену. И сейчас при объявлении постановки на голосование председателем Верховной Рады вы будете голосовать именно за него", – заявлял президент.

Впечатление складывалось однозначное: президент изменил свое решение о военном положении под давлением внешних обстоятельств, и он очень расстроен по этому поводу.

30 или 60 дней – какая разница

Разница в сроках – наиболее существенная для Порошенко. 60 дней означали бы, что выборы президента, намеченные на 31 марта, будут перенесены, поскольку избирательная кампания не сможет стартовать во время военного положения – то есть, 31 декабря.

Затягивать с началом избирательной кампании у президента, по-видимому, есть причины. Наиболее вероятная – создание Единой поместной церкви, она уже прочно стала частью его "предвыборного пакета". "Процесс создания затягивается из-за "вселенской бюрократии" (Константинопольский патриархат сопровождает это дело рядом формальностей, – "Вести"). Соответственно нужно выиграть время, потому что, если автокефалию мы получим в марте, до избирателей просто не дойдет, что мы еще что-то "здобули", – говорил источник "Вестей" во фракции БПП еще за две недели до начала чехарды с военным положением.

С этой точки зрения, 60 дней военного положения являлись оптимальным сроком для решения этой (а может и ряда других аналогичных проблем). То есть, все затевалось ради этих 60 дней – и сокращение сроков до 30 дней без шанса повлиять на старт выборов – это была не просто важная уступка, а решение, делающее бессмысленной всю затею от начала и до конца.

При этом другой источник "Вестей" отмечает, что план введения военного положения был у СНБО готов давно. Политтехнологи главы государства, разумеется, знали об этом и "держали его в уме", как вариант для отсрочки выборов. Ситуация с украинскими катерами могла стать просто удобным вариантом. Но могли быть использованы и любые другие возможности – например, обострение на Донбассе или даже бунт евробляхеров.

Военное положение позволило бы завершить предвыборные дела, такие как создание Единой поместной церкви. Плюс, оно само по себе консолидировало бы правый электорат, опору на который президент ищет по крайней мере с начала 2017 года.

Также военное положение дает президенту и новой – военной – вертикали исполнительной власти прочие возможные "плюшки". Например, будет можно прессовать оппозицию и неудобные медиа уже "по законам военного времени".

Почему президент изменил решение

Но идея военного положения – если рассматривать его как политтехнологическую игру – небезупречна, оставляет после себя вопросы. Главный – в том, как военное положение позволит справиться с реальными внешнеполитическими угрозами, стоящими перед страной? Как оно поможет вернуть Крым и Донбасс? Или как военное положение решит кризис в Азовском море, которое, похоже, Россия теперь заблокировала окончательно, несмотря на увещевания со стороны ООН и Соединенных Штатов? Или хотя бы, как военное положение поможет освободить тех молодых ребят – экипаж украинских катеров – которых взяли в плен российские ФСБ-шники?

Ответ – никак. А это означает, что целесообразности введения военного положения с точки зрения внешнеполитических задач – никакой.

Примечательно, что ни один представитель коалиции большинства, ВСУ и других силовых структур, принимавших участие в прямых эфирах 26 ноября, так и не смог ответить вразумительно именно на этот вопрос журналистов. Даже сам президент в Верховной Раде деликатно обошел его стороной, заявив, выступая перед депутатами, что у него "должны быть развязаны руки в случае продолжения агрессивного вторжения России на украинскую территорию".

По данным "Вестей", этот момент не укрылся и от международных партнеров, с которыми Порошенко днем 26 ноября обсуждал свою идею. Известно, что дольше всего он говорил с канцлером Германии Ангелой Меркель. Наш источник сообщает, что разговор продолжался около часа и что "Ангела Меркель вероятно была уполномочена говорить от лица не только Германии, но и других стран ЕС. Она сразу заявила, что переноса выборов в связи с военным положением допустить нельзя". Также, по словам источника, Меркель опять-таки подвергла сомнению целесообразность введения военного положения, как такового, потому что никаких задач в плане отношений с Россией это решение не принесет.

Одним словом, западные партнеры признали идею с военным положением опасной и дурацкой. Какой она возможно и являлась.

Есть мнение, что это решение может стоить президенту карьеры. В данный момент уже не все эксперты уверены, будет ли Петр Порошенко выдвигаться на второй срок. Почему – сейчас станет ясно.

Обструкцию президента в Раде планировали на Банковой

Глава государства вынужден был изменить свое решение под давлением Запада. Однако когда стало ясно, что первоначального варианта военного положения не будет, политики из разного рода "оппозиций" устроили президенту обструкцию в Раде, чтобы составить впечатление, что это они своими решительными действиями провалили план введения военного положения для срыва выборов. Именно поэтому в Раде и творился цирк с матом, "ганьбой", и депутаты даже разбили монитор для телетрансляции, установленный возле президиума.

Получилось жутко некрасиво – оппозиционеры "пиарились" на президенте, а он вынужден был, сцепив зубы, молчать. Наверное, поэтому в Раде он выглядел таким подавленным.

Причем, по некоторым данным, конфликт в парламенте "запустили" как раз на Банковой – через Олега Ляшко. Именно его фракция и заблокировала президиум, после чего спикер Парубий объявил перерыв. Также Ляшко первым публично озвучил тезис о "тридцати днях". Иначе президент никак бы не мог объяснить, почему он отказывается от военного предложения, которого правые радикалы ждут еще с 2014 года.

Но даже с разбитым монитором картина получилась неубедительной. Эксперты считают, что это был болезненный провал. "Депутаты всех фракций увидели слабость президента, его кулуарный авторитет моментально обрушился. Стало ясно, что он не может контролировать ситуацию, и теперь будут последствия. Элиты начнут активно перестраиваться, переходить в другие лагеря", – комментирует ситуацию "Вестям" политолог Руслан Бортник.

Но и это не все. Голосов для введения военного положения в парламенте президенту изначально хватало с головой. Он сам об этом проговорился во время первого – ночного – заседания Совбеза, заявив, что получил поддержку от представителей депутатских групп.

Это правда. У президента было 230 – 240 голосов минимум – БПП, Нарфронт, "Возрождение", часть внефракционных. Примечательно, что после всех матов и драк проект военного положения, даже в усеченном виде, набрал 276 голосов – очень много.

Правые депутаты после заседания Совбеза консолидировались. Это было заметно, например, по заседанию Комитета ВР по нацбезопасности и обороне ("комитет Пашинского"). Там выступавшие высказывались чрезвычайно радикально. Говорили, например, о необходимости "придавить" пятую колонну, проредить ресурсы медиа, среди которых есть "агенты Кремля", положить конец процветанию "российского бизнеса" в Украине.

Даже Турчинов – в Раде – говорил, что несмотря на заявления президента о неприкосновенности демократических прав и свобод, они все же могут быть нарушены, если это будет необходимо.

"Дав заднюю" в последний момент, президент сильно разочаровал эту часть своих политических сторонников. Причем, речь не только об элитах. Избиратели с правыми радикальными взглядами, разумеется, заметили суть внесенных в первоначальный план военного положения изменений. Эти изменения превратили саму идею из реальной в фейковую. Причем, примерно то же самое ранее происходило с идеей люстрации, борьбой с коррупцией, реформой полиции и здравоохранения – и многими другими. Осознание этого факта избирателями очень плохо для будущей президентской кампании.

Можно предположить, что глава государства лишился поддержки электората, на который опирался. Точнее можно будет сказать после очередных замеров социологов.

Не первая неудача

Главе государства в плане рейтинга вообще не везет в последнее время. Во-первых, он поспешил с проектом Поместной церкви, назвав почти точную дату предоставления автокефалии. Однако процесс затянулся.

Во-вторых, политтехнологи президента – и это давно не секрет – разрабатывали план, в соответствии с которым во второй тур вместе с Порошенко должен выйти представитель бывшей Партии регионов. Тогда у Порошенко появляется реальный шанс победить во втором туре и сохранить кресло.

Однако план провалился: единым кандидатом от "бело-голубой" оппозиции должен был стать Юрий Бойко. Процесс "единения" оппозиционеров начался с того, что кандидатуру Бойко поддержал Рабинович, лидер "За Життя". Однако тем он и закончился – Бойко и его сторонников исключили из Оппозиционного блока. Наверное, там решили не подыгрывать президенту в его намерении победить на очередных выборах.

Может, конечно, совпадение – но военное положение принялись объявлять сразу после того, как проект "Бойко – во второй тур" провалился. В итоге, все получилось только хуже. Ведь "фейковое военное положение" теперь подчеркивает, что Россия делает, что ей заблагорассудится, а глава государства ничем не может помешать. "Порошенко бьют по больному месту – нацбезопасности, которую он преподносит в своей предвыборной риторике, как одну из фундаментальных задач. Тут сыграла роль Россия – она как бы показала беспомощность украинского гаранта перед практической защитой государства. Тем самым она указывает на его предвыборный популизм", – отмечает политолог Дмитрий Воронков.

"Жити по-новому"

Этот слоган, с которым Петр Порошенко в 2014 году выиграл избирательную кампанию, вчера вспомнили в соцсетях, обсуждая, какие "прелести" принесет военное положение обычному украинцу. Вопросов возникло масса – от того, не утратят ли право мужчины призывного возраста выезжать за рубеж без справки из военкомата до извечного – "можно ли будет купить водку после шести вечера".

Курс гривны упал к доллару – и держится на уровне 32 – 34 (продажа) в столице уже второй день. Все это – следствие паники, охватившей украинцев от перспектив "жити по-новому", то есть, в условиях военного положения.

Впрочем, хорошая новость в том, что "путем компромиссов" саму идею довели до абсурда, а это значит, что инициаторов идеи она уже больше не интересует. И голосование за "30 дней в отдельных областях" в Раде было, в сущности, обычной попыткой спасти остатки президентского рейтинга. То есть, в жизни обычного украинца ничего принципиально измениться не должно – не будет ни комендантского часа, ни ограничений на демонстрации. По крайней мере до тех пор, пока головы руководства страны не посетят новые "гениальные идеи" по спасению своего рейтинга.

Андрей Хрусталев

источник - https://vesti-ukr.com/strana/314614-fejkovoe-voennoe-polozhenie-i-krakh-karery-pochemu-krizis-v-kerchenskom-prolive-tak-doroho-oboshelsja-hlave-hosudarstva



This page was loaded Dec 18th 2018, 8:25 pm GMT.