?

Log in

No account? Create an account
Кот. Седой Кот
уж кто бы спорил
Россия опасна как никогда (ч.2) 
22nd-Jun-2018 11:08 pm
Седой Кот
Численность сухопутных войск сегодня составляет от 300 до 350 тысяч человек, и в их составе нет никаких боеготовых резервов. В случае возникновения непредвиденной ситуации на российской границе Кремль в кратчайшие сроки может направить туда группировку численностью от 40 до 50 тысяч человек, в том числе, воздушно-десантные, танковые, мотострелковые войска и силы спецназа. Более того, российские сухопутные войска могут вести боевые действия самостоятельно и имеют мощную и высокомобильную систему ПВО, которая призвана компенсировать преимущества Запада в авиации.

Основным маневренным формированием в составе сухопутных войск России является мотострелковая бригада. В каждой такой бригаде примерно 4 500 человек личного состава. В ее составе имеются три мотострелковых батальона по 510 солдат в каждом, а также 43 МТ-ЛБВ (многоцелевой транспортер, легкий бронированный), БМП-2 и БМП-3, и восемь 120-мм возимых минометов 2С12. В бригаде также есть танковый батальон (41 танк) и два дивизиона самоходной артиллерии (в каждом по 18 самоходных артиллерийских установок, таких как 2С19 «Мста-С»). Их сопровождают мощные силы ПВО в виде дивизиона комплексов «Тор-М2», «Бук М2» или «Бук М3», а также дивизиона объектовой ПВО меньшей дальности, в состав которого входит зенитный ракетно-пушечный комплекс «Тунгуска М1». Имеются также подразделения обеспечения и поддержки, обладающие мощными средствами радиоэлектронной борьбы и реактивными системами залпового огня БМ-21. Есть также еще один дивизион буксируемой артиллерии. По сути дела, каждая мотострелковая бригада является самостоятельной и самодостаточной боевой группой, которая может вести боевые действия без авиационной поддержки.




Проблема для Москвы заключается в количестве. У Кремля просто нет того количества войск, которым обладал Советский Союз. Россия способна активно вмешаться в конфликт на своих границах и победить в короткой и напряженной войне. Но выстоять в длительном конфликте российской армии будет проблематично. «Вооруженные силы России по своему составу и численности не предназначены для захвата больших территорий и восполнения боевых потерь в ходе наступательных действий, — отмечает военный аналитик Майкл Кофман (Michael Kofman). — Москва довольно быстро усвоила этот урок в ходе боевых действий на Украине, когда российские подразделения, посменно воевавшие в Донбассе, испытывали на себе большую нагрузку».

Российские сухопутные войск имеют мощную артиллерию и средства ПВО из-за западного превосходства в воздухе. Эти войска не могут рассчитывать на поддержку своей авиации. Военно-космические силы России претерпели заметные изменения в лучшую сторону, получив новые самолеты, такие как Су-30СМ, Су-34 и Су-35, а также новое высокоточное управляемое оружие. Но по авиации Москва отстает от Запада, несмотря на ее впечатляющие действия в Сирии. Если говорить конкретно, то русские отстают по средствам сбора информации, наблюдения и разведки, что мешает им получать данные о движущихся целях в режиме реального времени. Кроме того, у подавляющего большинства российских самолетов отсутствуют контейнеры с аппаратурой разведки целей и целеуказания. Русские также отстают от Запада и особенно от США в вопросах взаимодействия ВВС и сухопутных войск. Им недостает процедур, подготовки и аппаратуры для налаживания эффективного взаимодействия и осуществления непосредственной авиационной поддержки.

Благодаря полученному в Сирии опыту российские ВВС совершенствуются. Они разрабатывают новую тактику, методы обучения и порядок действий, и пытаются создавать контейнеры с аппаратурой разведки целей и целеуказания, которые помогут им налаживать взаимодействие с сухопутными войсками. Но русским предстоит еще большая работа по созданию высокоточного управляемого оружия малого калибра, способного поражать небольшие движущиеся цели. Вместе с тем, Россия доказала, что ее новейшие крылатые ракеты серии Х-101/102, запускаемые с модернизированных бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160, способны наносить высокоточные удары с большого расстояния. В Сирии такие средства вряд ли понадобятся, однако возможность наносить удары с большого расстояния позволит Москве действовать по всему земному шару, в том числе, на территории США.

Надо сказать, что высокоточное управляемое оружие большой дальности, которое еще называют неконтактным, будет для России основным средством воздушной мощи в борьбе с НАТО. Действуя против угроз высочайшего уровня, кремлевские ВВС в случае нанесения ударов по превосходящим их по характеристикам западным самолетам с проникновением в их зону ПВО будут нести серьезные потери. Несмотря на отличные возможности новых российских самолетов, таких как Су-30СМ и Су-35, эти истребители существенно уступают натовским и американским машинам F-22 «Раптор» и многоцелевому ударному истребителю F-35.

Из-за превосходства Запада в воздухе Москва вкладывает большие средства в самые передовые системы ПВО, и по этой причине российские сухопутные войска действуют в сопровождении штатных сил и средств ПВО района. Самым мощным среди них является зенитно-ракетный комплекс С-400, который со временем сможет поражать цели на удалении 400 километров. Россия намеревается сформировать 56 дивизионов С-400 и 38 дивизионов С-500, находящихся на этапе разработки. Последний комплекс может оказаться самым современным средством противовоздушной и противоракетной обороны, когда его примут на вооружение.

Однако ПВО это лишь часть российской стратегии воспрещения доступа / блокирования зоны. Кремль хорошо понимает, что его военно-морской флот существенно уступает тому, чем обладал Советский Союз, а поэтому уделяет большое внимание обороне морских подходов к своим берегам. Российские военные вкладывают большие деньги в береговой ракетный комплекс К-300П «Бастион», который способен производить пуски противокорабельной ракеты «Оникс», способной развивать скорость М=2,8 и пролетать 600 километров. Если эти комплексы разместить в таком регионе как Калининградская область, они смогут эффективно поражать любые морские цели в Балтийском море.

Между тем, основу современного надводного флота России составляют главным образом небольшие, но хорошо вооруженные малые ракетные корабли проекта «Буян-М» и корветы типа «Стерегущий», которые могут не только оборонять подходы к российскому побережью, но и наносить удары по целям по всей Европе и Ближнему Востоку от Черного до Балтийского морей, используя крылатые ракеты большой дальности «Калибр». Надо сказать, что Россия наглядно продемонстрировала возможности этой ракеты, нанеся удары по целям в Сирии.



У России до сих пор имеются крупные надводные корабли, доставшиеся ей от Советского Союза, в том числе, в основном бесполезный и обветшавший авианосец «Кузнецов». Среди таких старых кораблей тяжелый атомный ракетный крейсер проекта 1144 «Петр Великий», три ракетных крейсера проекта 1164 и несколько устаревших эсминцев типа «Современный» и больших противолодочных кораблей типа «Удалой». Сегодня эти корабли используются в основном на парадах и показах. Между тем, Россия проектирует и строит новые фрегаты (сторожевые корабли), которые гораздо меньше старых советских проектов. Среди них «Адмирал Григорович» и «Адмирал Горшков», которые имеют на вооружении крылатые ракеты и прочее современное оружие. Отдельные российские корабли обладают неплохими характеристиками, но в целом надводный флот этой страны предназначен главным образом для демонстрации национальной мощи и престижа, а не для ведения боя. Ярким примером этого стал боевой поход устаревшего «Кузнецова» с его палубными самолетами Су-33 и МиГ-29КРС к берегам Сирии в конце 2016 года.

Настоящая боевая мощь российского военно-морского флота — это его подводные лодки. Их количество серьезно сократили по сравнению с советским ВМФ, у которого в 1991 году было 250 субмарин, и сейчас у России максимум 50 лодок, однако ее подводный флот это вполне реальная сила, с которой нельзя не считаться. Кроме атомных подводных лодок с баллистическими ракетами проекта «Борей», русские строят многоцелевые атомные субмарины c крылатыми ракетами нового поколения проекта 885М «Ясень». Она введет в строй до восьми лодок этого проекта, и командование ВМС США считает их самыми грозными субмаринами противника за всю историю. Но русские в дополнение к дорогому «Ясеню» также создают менее дорогостоящую атомную ударную подводную лодку «Хаски». Наряду с этим, Москва продолжает модернизировать свои более старые субмарины, среди которых атомные подводные ракетные крейсера проекта 949А «Антей», лодки проекта 971 и 945, а возможно, и несколько оставшихся в строю лодок проекта 671РТМ(К).

Этот обладающий внушительной силой подводный атомный флот предназначен не только для защиты российских стратегических субмарин с баллистическими ракетами, но и для борьбы с кораблями противника, а также для нанесения ударов по наземным целям крылатыми ракетами «Калибр». Надо сказать, что лодка «Северодвинск» и остальные субмарины проекта «Ясень», являющиеся очень малошумными, способны в короткие сроки нанести удар по континентальной части США 40 крылатыми ракетами «Калибр» в обычном и ядерном снаряжении.

Даже российские обычные субмарины проекта 877 «Палтус» оснащены ракетами «Калибр» большой дальности. Эти лодки неоднократно использовались для нанесения ударов по целям в Сирии, но они также могут нанести удар по любой точке в Европе. Имея малошумную дизель-электрическую силовую установку, эти лодки действуют очень скрытно и представляют серьезную угрозу для военно-морских сил союзников по НАТО. Но главная проблема для России сегодня заключается в том, что лодок у нее в пять раз меньше, чем у военно-морского флота Советского Союза. Как часто бывает в российских вооруженных силах, возможности у них имеются, а вот сил не хватает.

На основе опыта ведения боевых действий на Украине, в Грузии и в других местах можно сделать вывод о том, что Москва легко может одержать верх над любым из своих соседей по постсоветскому пространству. Но у Кремля недостаточно сил, чтобы оккупировать эти страны. Его армия просто слишком мала, и у нее нет боеготового резерва. Российские вооруженные силы могут даже одержать верх над альянсом НАТО в ходе короткой и напряженной войны высокой интенсивности. Но они, скорее всего, проиграют в затяжном конфликте, особенно если это будет конфликт с более сильными Соединенными Штатами.



Кремль прекрасно понимает, что может проиграть в неядерной войне с Вашингтоном, однако его обычные силы способны нанести существенные потери и урон США и Европе. В последние годы Россия вкладывает значительные средства в высокоточное управляемое оружие большой дальности для своих ВВС и ВМФ. Российские бомбардировщики сегодня оснащены крылатыми ракетами большой дальности Х-101/102, а корабли и подводные лодки вооружены крылатыми ракетами «Калибр», которые могут достичь почти любой точки в Европе от Черного до Балтийского моря. Москва продемонстрировала возможности неядерных версий такого мощного оружия в сирийской кампании, подав тем самым предупредительный сигнал США и их европейским союзникам.

Кремль надеется сдержать Вашингтон неядерными средствами, используя свое новое высокоточное оружие большой дальности, и в первую очередь, ракеты воздушного и подводного базирования. Замысел Москвы состоит в том, чтобы упредить или сдержать интервенцию Запада во время конфликта на постсоветском пространстве. Ее скрытый сигнал заключается в том, что западная интервенция против России приведет к ответным ударам не только непосредственно на театре военных действий, но и по целям на территории Запада. Когда российский начальник Генерального штаба генерал Валерий Герасимов пообещал в марте, что Москва ответит на любой «ракетный удар» по армии России, эксперты предположили, что Москва может нанести ответный удар по американским базам на Ближнем Востоке с применением высокоточных крылатых ракет большой дальности. Пока угроза «сдерживания наказанием» дает Москве неплохой результат: Вашингтон сделал все возможное, чтобы не попасть по российским войскам во время ракетного удара по Дамаску 13 апреля. Белый дом опасался, что прямой удар по российским силам приведет к мощной эскалации. Как раз об этом говорил Герасимов.

Но если такое противостояние перерастет в войну с Западом, Россия в конечном итоге задействует свой ядерный арсенал (стратегический и оперативно-тактический), чтобы свести на нет военное превосходство НАТО в обычных силах. Хотя неядерные силы России тоже проходят этап модернизации, они все равно слабее американских и натовских армий. «Неядерные силы России не в состоянии защитить российскую территорию в ходе продолжительной войны, — говорит директор Проекта ядерной информации из Федерации американских ученых Ганс Кристенсен (Hans Kristensen). — Они потерпят поражение, и поэтому Россия сегодня придает большее значение применению тактического ядерного оружия для выравнивания шансов».

По сути дела, русские приняли на вооружение стратегию НАТО времен холодной войны. В то время советские неядерные силы превосходили по численности и мощи войска НАТО, и поэтому альянс был вынужден делать ставку на ядерное оружие. «Русские сегодня делают то же самое», — сказал Кристенсен.

Сейчас много спорят о том, как и когда Россия может применить свое ядерное оружие, особенно с нестратегическими боевыми частями. Как объяснил Кристенсен, западные аналитики просто не знают ответ на этот вопрос. «Россия делает невразумительные заявления о задачах такого оружия в различных регионах, — сказал Кристенсен. — Ее открытая доктрина не очень-то помогает понять их суть, потому что там есть две гигантские категории, касающиеся выживания государства».

Современная Россия в 1993 году отказалась от обязательства Советского Союза не применять ядерное оружие первым из-за плачевного состояния своих вооруженных сил. В 2010 году зазвучали предположения о том, что Россия понизит порог применения ядерного оружия, однако этого не произошло.

Эксперты по контролю вооружений сходятся во мнении о том, что Россия будет снижать свою зависимость от ядерного оружия по мере появления в ее арсенале обычного высокоточного управляемого оружия большой дальности. «Конечно, полностью от него она не откажется, но будет действовать так же, как и наши военные, которые после появления у них передовых систем обычных вооружений снизили зависимость от тактического ядерного оружия, — заявил Кристенсен. — Вполне вероятно, что то же самое в той или иной степени произойдет и в российских вооруженных силах».

Участник советских и российских переговоров по контролю вооружений Николай Соков, ныне работающий старшим научным сотрудником в Центре изучения проблем нераспространения им. Джеймса Мартина при Монтерейском институте международных исследований, сказал «Нешнл Интерест», что он согласен с оценкой Кристенсена. Соков прокомментировал это так:



На мой взгляд, неядерные задачи этих средств («Искандер», Х-101/102 и т.д.) важнее ядерных. Ядерные средства будут играть «вспомогательную» роль в случае возникновения крупных и очень серьезных конфликтов, вероятность которых очень низка. Это будут базовые средства сдерживания в нескольких вариантах. А неядерные задачи — это реальное использование обычного оружия в поддержку внешней политики России. Сирия является примером того, что такие средства будут играть главную роль.

Соков считает, что Россия коренным образом меняет построение своих ядерных сил и доктрину, совершенствуя высокоточные неядерные ударные средства большой дальности. «Я полагаю, что после появления высокоточных управляемых неядерных систем большой дальности мы имеем дело с фундаментальными и долгосрочными изменениями в российской доктрине и стратегии, — сказал он. — Количество ядерных задач будет сокращаться по отношению к неядерным. Речь идет об относительных изменениях, но не об абсолютных».

Действительно, крайне маловероятно, что Россия или Соединенные Штаты когда-нибудь откажутся от своего стратегического ядерного оружия, так как и та, и другая страна видят в своих арсеналах надежную гарантию собственной безопасности. Между Москвой и Вашингтоном в настоящее время существует паритет в стратегическом ядерном оружии. Однако Россия сегодня немного обгоняет Соединенные Штаты в сфере модернизации своего устаревающего арсенала холодной войны.

В конечном счете, ставка России на ядерное оружие будет зависеть не от московских, а от вашингтонских политиков. Сегодня, когда высокоточное оружие имеется не только у Пентагона, изменения в американской доктрине в пользу ядерного оружия (если таковые произойдут) будут иметь определяющее значение для того, в какой мере русские станут полагаться на свои ядерные силы. Соков в этой связи заявляет:

Понизит ли Россия свои ставки на ядерное оружие, как это сделали США в 1990-х годах? Это почти целиком и полностью зависит от Соединенных Штатов. До недавнего времени США обладали монополией на неядерные ударные средства большой дальности, а поэтому могли себе позволить ослаблять упор на ядерное оружие. Теперь, когда эта монополия почти полностью утрачена, непонятно, станут ли США/НАТО продолжать такую политику. Меня особенно беспокоит то, что НАТО, и в первую очередь ее новые члены, захотят повысить ставки на ядерное оружие, и в этом случае Россия наверняка ответит соответствующим образом. То есть, обычные вооружения у нее будут дополнять ядерные, а не заменять их. Именно за этим надо пристально наблюдать в предстоящие пять-семь лет.

Хотя Россия довольно слаба по сравнению с Западом, президент Владимир Путин очень хорошо распоряжается своими слабыми картами. Как отмечает Тренин, «огромный парадокс истории» заключается в том, что Россия сегодня может напрямую бросать вызов Вашингтону, имея крошечный ВВП по сравнению с США и оборонный бюджет, который в 10 раз меньше американского. Государственная мощь США и России несопоставима, однако Москве удается вполне успешно противостоять Вашингтону и либеральному международному порядку.

И неважно, назовем мы эту российско-американскую конфронтацию новой холодной войной или дадим ей какое-то другое название. Факт остается фактом: Вашингтон и Москва еще долго будут противостоять друг другу. Однако эта новая холодная война кардинально отличается от предыдущей. Сегодняшняя конфронтация так же, или даже более опасна, потому что Россия сегодня слабее и хуже защищена от США и их союзников. Несмотря на свое недавнее возрождение из хаоса 1990-х, она сейчас лишена стратегического буферного пространства, которое создавала на протяжении веков посредством имперской экспансии. У нее нет союзников, и она окружена, как ей кажется, потенциальными угрозами. Россия чувствует себя крайне уязвимой, и поэтому больше склонна к провокационным действиям, чем Советский Союз в годы первой холодной войны.

В случае непреднамеренной военной конфронтации между США и Россией (например, в Сирии, где из-за удара Трампа по Дамаску 13 апреля это едва не случилось) может возникнуть кризис, который способен выйти из-под контроля и вылиться в вооруженный конфликт.

Дейв Маджумдар — редактор «Нешнл Интерест», освещающий военные вопросы

источники:
рос - https://inosmi.ru/politic/20180622/242556917.html

сша - http://nationalinterest.org/feature/the-rise-russias-military-26339


This page was loaded Sep 18th 2018, 2:31 pm GMT.