?

Log in

No account? Create an account
Кот. Седой Кот
уж кто бы спорил
Си Цзинпин рискует превратиться в китайского Горбачева 
11th-Mar-2018 09:18 pm
Седой Кот
Си Цзинпин рискует превратиться в китайского Горбачева

Снятие ограничений на срок правления председателя КНР может разрушить страну



11 марта депутаты Всекитайского собрания народных представителей внесли в конституцию своей страны важнейшие изменения. Убрано положение, в соответствии с которым председатель КНР и его заместитель имели право занимать свои посты только два пятилетних срока. Предложение об изменении внесено ЦК Компартии Китая. Отмена ограничений, скорее всего, позволит действующему председателю КНР Си Цзиньпину в 2023 году быть переизбранным на высший государственный пост в третий раз.

Напомним: правило двух сроков было введено реформатором Дэном Сяопином в 1982 году с целью не допустить повторения ситуации с правлением Мао Цзэдуна, который находился у власти несколько десятилетий вплоть до своей смерти.

В чем причина преобразований, а также — каковы их стратегические последствия для Китая? А значит — и для всего мира?

Смысл действий нынешнего председателя Си Цзянпина, без участия которого такое предложение просто не могло бы появиться, отчасти в том, чтобы усилить свой клан в руководстве КПК и НОАК, основывающийся на выходцах из центральных провинций. Именно там и начинал свою политическую карьеру сам Си. Речь о провинциях Шэньси и Шаньси. К названному клану принадлежит и часть высокопоставленных военных из бывшего Ланьчжоуского военного округа.


Данные регионы служат ресурсной базой для ветвей проекта «Один пояс, один путь», имеющий всекитайское значение. Например, еще в 2015 году агентство Синьхуа сообщало о готовности провинции Шэньси открыть авиарейсы, соединяющие столицу провинции Сиань с Алма-Атой, Стамбулом, Римом и Лос-Анджелесом. Кроме того, там же началось строительство железнодорожного логистического центра.

Также планируется открытие в регионе консульств некоторых стран Юго-Восточной Азии, торгового представительства Туркменистана, а затем — и других стран-участниц ШОС. Помимо этого, идет речь о создании Банка ШОС и Евразийского банка со штаб-квартирами в Сиане. А также об открытии в нем филиала Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, цель которого — финансирование создания «Пояса». Фактически Шэньси служит стартовой точкой для развития его наземной части.

Соответственно, создание в этой и в западных провинциях Китая комплексной сети взаимодействия, связывающей данные регионы с зарубежными странами, и создание условий для реализации такого гигантского проекта означает приток инвестиций. Таким образом, средства пойдут через центральные провинции. Что в интересах местной элиты, на которую и опирается Си Цзиньпин.

Впрочем, здесь можно увидеть суперпозицию интересов национальных и узкоклановых. Что и обуславливает всестороннюю поддержку реализации проекта «Пояс». Он позволит вывести западные и центральные регионы Китая на новый уровень развития. Появляется возможность хотя бы частично устранить дисбаланс в развитии западных и восточных регионов Китая.

Этот дисбаланс несет системную угрозу китайскому обществу, подогревая сепаратистские настроения в ряде провинций. Менее развитые регионы считают, что их обделяют. Хотя не стоит забывать и о культурно-исторических различиях. Ликвидация дисбаланса позволяет Си и его сподвижникам решить и общегосударственные, и узкоклановые задачи.

Для достижения подобной цели Си требуется больше времени, чем два срока правления. Под это условие и подводится база продления полномочий. Масштаб развязанной под руководством Си антикоррупционной чистки руками Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины говорит о том, что планы изменить Конституцию КНР Си строил задолго до своего прихода на главный пост в стране. По всей видимости, подготовка к этому осуществлялась на стадии пребывания Си в составе Постоянного комитета Политбюро до 2012 года. Системные чистки являются инструментом для решения двух основных задач. Первая — очищение партии от коррупционных элементов. А вторая — негласная, но самая важная — устранение конкурентов, способных оказать сопротивление реализации планов Си.

Первыми из «тяжеловесов» были нейтрализованы глава парткома города Чунцин Бо Силай и член Постоянного комитета Политбюро Чжоу Юнкан. На данный момент оба отбывают пожизненные сроки.

Соответственно, антикоррупционная программа, отвечая интересам общенациональным и узкогрупповым, не отвечает запросам всех кланов. То есть, Си сломал баланс сил, созданный еще при Дэн Сяопине. При этом реализация проекта «Один пояс, один путь» возможна лишь при консолидации элиты. Всех несогласных принуждают принять новые правила.

Данный процесс нельзя рассматривать как покушение на свободу, права человека и пр. В Китае коллективное всегда выше частного. И продвижение стратегических проектов куда важней вышеперечисленного.

Так или иначе, но в итоге все определится результатом. Сумеет Си и его клан провести частичную ликвидацию дисбаланса в развитии регионов и вывести Китай на новый уровень развития — значит, его действия оправданы. Если нет — в таком случае Си останется в истории Китая человеком, который поставил восточного колосса на грань исторической катастрофы.

Здесь можно провести аналогию с советским прошлым 30-х годов. Индустриальный рывок потребовал от СССР сверхусилий. Но в конечном итоге они оказались оправданными, поскольку без этого рывка Советский Союз не смог бы ликвидировать отставание от Запада и неизбежно потерпел бы поражение в Великой Отечественной войне. По этой причине действия Си следует расценивать с точки зрения стратегических интересов Китая и только затем рассматривать их в контексте внутрипартийного противостояния.

Однако есть ли у этого процесса риски, способные в перспективе не только нивелировать всю выгоду от действий Си, но даже катастрофически усугубить ситуацию в Китае? Смоделируем эволюцию элитарной системы Китая с важной оговоркой. Прогноз долгосрочный и несет в себе погрешности, но позволяет смоделировать обстановку в Китае и предвосхитить риски для России. А значит — создать модель кризиса в Поднебесной и план адекватного реагирования на него.

Снятие конституционного ограничения создаст риск повторения данного решения в будущем. Например, если на XXI Всекитайском съезде КПК, запланированном на 2027 год, Си продавит решение о пожизненном сроке для членов Постоянного комитета Политбюро. Двум из семи членов этого высшего партийного органа уже гарантирован третий срок. Следовательно, какие основания считать, что в будущем такое же решение не примут и в отношении всего Посткомитета?

Более того, вероятность этого лишь увеличится, поскольку внутриэлитарные правила действуют до тех пор, пока они неукоснительно выполняются. Как только кто-то сумеет добиться отклонения от них в свою пользу, это способно запустить цепную реакцию. Если одним из властвующей группировки позволяется заполучить привилегии, то почему другим нельзя?

С учетом принципа коллективности и понятия «мы» (в отличие от преобладающего на Западе «я»), логично предположить, что Си придется ослаблять ограничения для других своих сторонников. Си опирается на свой клан. И ему необходимо действовать в его интересах, если он не хочет потерять поддержку. В противном случае, никакие надзорные спецструктуры ему не помогут удержать под контролем, созданную им конфигурацию сил.

Какой бы мощной не была власть Си, он ее реализует через подконтрольных ему людей. Поэтому саботаж распоряжений лидера, в случае если Председатель откажется распространять привилегии и на других партийных бонз, способен ослабить его. И опытный партаппаратчик Си вряд ли этого не понимает.

Таким образом, существует риск запустить процесс продления полномочий для всех членов Посткомитета, Политбюро и, наконец, всего ЦК или значительной его части. Тогда возникнет угроза ликвидации вертикальной мобильности партийных кадров, что ведет к элитарному изоляционизму. Ведь замыкание любой властной верхушки приводит к ее деградации.

Это обусловлено как физиологическими причинами, так и социально-политическими. То есть, неспособностью адекватно понимать страну, в которой элита находится, и окружающий мир. Последнее связано с устранением обратной связи с обществом и введением принципа кумовства и землячества.

В целом же, любая изолированная система склонна к разложению вследствие постепенной утраты обратной связи. А обеспечение последней требует перехода от изоляции к незамкнутости.

Важно не путать данное понятие с «открытостью», под прикрытием которой позднесоветская номенклатура разваливала СССР. Речь о том, чтобы избежать социально-политической и экономической деградации. При этом совершив такие изменения, которые помогли бы вывести страну и ее руководство из системного кризиса. Но не ценой частичной или полной утраты суверенитета страны.

Соответственно критически важен баланс между развитием системы и ее устойчивостью. Дисбаланс в пользу первого компонента означает риск для устойчивости. То есть — социально-политической модели, благодаря которой система (Китай) сумела мобилизоваться для своего развития.

На практике это выглядит как критическое количество изменений, которые в итоге поставят под сомнение необходимость Компартии с последующим аналогом советской перестройки и всеми вытекающими катастрофическими последствиями.

Дисбаланс в пользу устойчивости означает окостенение, начиная с высшего уровня системной организации — властного. Тогда система жертвует своим развитием в пользу устойчивости путем перераспределения ресурсов за счет развития. Иными словами — своего будущего. Конечный итог тот же — распад страны. Отличие только в пути, которым система придет к этому итогу.

Неадекватность же элиты делает ее и все государство уязвимыми перед внешними противниками. Замкнутая система власти решает самую важную для себя задачу, перед которой отступают интересы национальные: власть перестраивает управление и перенаправляет ресурсы таким образом, чтобы навсегда закрепить свое положение в социальной иерархии. Это приводит к радикальному ослаблению государства. Вот в чем состоит подлинный риск продления срока Си Цзиньпина — в запуске механизма, способного привести к самоизоляции властной верхушки с последующими разрушительными процессами для страны.

Таким образом, если Политбюро и часть ЦК, ответственная за принимаемые ключевые для Китая решения, все же добьется неограниченного срока пребывания на своих постах, то неизбежно встанет вопрос: кем партверхушка будет заменять своих умерших товарищей? Ответ очевиден — партийными чиновниками из своего клана, отобранными по родственному и территориальному признакам. И/или исходя из личной преданности конкретному клану.

Поскольку Си создал дисбаланс во внутрипартийной элите, это означает усиление одного клана за счет других. Следовательно, в китайском случае элитарная изоляция и блокирование социальных лифтов на самый верх приведет не только к недопуску любого, кто не входит в высший круг, но и блокирует попадание во власть представителей региональных элит, не поддерживающих Си.

В результате у власти неограниченный срок времени будет оставаться не просто конкретная группа лиц, но еще и представители лишь относительно небольшой части региональных элит. Их отстранение от попадания в Политбюро создаст неразрешимое противоречие между кланами как внутри самого ЦК, так и по линии «центр-регионы».

У представителей целого ряда провинций будет все меньше мотивации для сохранения своих вотчин в составе единой страны, чему поспособствуют два ключевых фактора. Первый — отказ захватившего власть клана делиться с представителями других кланов. А второй — клан, который обеспечил себе неограниченный срок правления, начнет перераспределять ресурсы в пользу провинций, откуда выходят его представители.

В определенный момент недовольство выплеснется наружу в виде антипекинских выступлений, сепаратизма, терактов и т. п. Кроме того, деградация верхушки ЦК неизбежно приведет к росту коррупции внутри него. Из этого следует, что значительная часть ресурсов будет оседать не в провинциях, а в центре. Что послужит причиной, чтобы местная партийная знать старалась оставлять ресурсы в своих вотчинах.

Центральный аппарат КПК будет вынужден отреагировать на данный (им же запущенный) процесс карательными мерами. Жесткая реакция ЦК подстегнет часть региональных элит к борьбе с высшим эшелоном власти и никакими силовыми мерами ее не пресечь, поскольку причина подобной борьбы будет иметь системный характер.

В таком случае подвергнется тяжелейшим испытаниям устойчивость всей системы. Выходов из такой ситуации немного. В частности — через принятие условий региональных элит и представителей других фракций, отодвинутых от принятия важнейших решений в деле управления страной с последующим поиском нового баланса, который бы отвечал интересам как на фракционном уровне внутри ЦК, так и на уровнях провинций.

Другое дело, если к тому времени центробежные процессы наберут такой ход, что любые конструктивные действия, направленные на поиск нового компромисса и сохранение страны, уступят в скорости процессу разрушения всей системы. Более того, внешние игроки также не станут безучастно наблюдать за внутрикитайскими событиями и сделают ставку на силы, действующие против центра. Тем самым способствуя дезинтеграции Китая.

Решая свои личные, узкоклановые и общенациональные задачи, Си Цзиньпин рискует завести Китай в ловушку, в которую угодили многие системы, начиная с Римской Империи и заканчивая Советским Союзом. Причем, несмотря на все различия между ними, законы социальной эволюции проявляются в разных системах схожим образом. С точки зрения конечного результата, различия в деталях несущественны. Важнее их общие черты, выявление которых указывает на дегенеративные процессы внутри властной верхушки социальной системы.

Поэтому возникает вопрос: сумеет ли товарищ Си не допустить столь опасных тенденций внутри КПК или же запущенный им процесс через созданный прецедент увеличения срока полномочий обретет свою внутреннюю логику и в конечном итоге разрушит не только всю социально-политическую модель, но и весь Китай как государство? На текущий момент однозначного ответа на данный вопрос не существует.

Константин Стригунов

источник - https://svpressa.ru/politic/article/195010/


This page was loaded Jul 15th 2018, 8:59 pm GMT.