?

Log in

No account? Create an account
Кот. Седой Кот
уж кто бы спорил
Россия и Китай: Воевать будем порознь 
8th-Dec-2017 11:45 pm
Седой Кот
Россия и Китай: Воевать будем порознь

Стоит ли нам считать Поднебесную своим боевым союзником?



Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу заявил, что безусловным приоритетом внешней политики России является всестороннее углубление стратегического взаимодействия с Китаем.

«Особо хочу отметить, что всестороннее углубление стратегического взаимодействия с Китайской Народной Республикой является безусловным приоритетом внешней политики России», — сказал Шойгу на встрече с заместителем председателя Центрального военного совета КНР генерал-полковником Чжан Юся.

Он подчеркнул, что Россия уделяет пристальное внимание реализации договоренностей, достигнутых на высшем уровне. Ранее Шойгу заявил, что военное сотрудничество России и Китая не несёт угрозы другим государствам.

Вместе с тем Китай всегда вёл уклончивую политику в отношении России. Можно ли назвать Поднебесную нашим союзником, и до какой степени может происходить «углубление стратегического взаимодействия»?


— Китай по паритету покупательной способности — самая крупная экономика мира, — говорит старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин. — Это наш главный торговый партнёр. У нас тесное сотрудничество в военной сфере, а также во внешней политике по большинству международных проблем. Очевидно, что из этого проистекает приоритетность наших отношений с Китаем. При нынешней международной ситуации нам на таком уровне и сотрудничать больше особенно не с кем. Поэтому заявление Шойгу в ходе встречи с заместителем председателя Центрального военного совета КНР генерал-полковником Чжан Юсем, было вполне ожидаемым и даже дежурным с дипломатической точки зрения.

«СП»: — Да, но всё же при встрече Шойгу с главнокомандующим, скажем Индонезии, заявление о стратегическом сотрудничестве вряд ли бы последовало.

— Да, разумеется, слова министра обороны России отражают масштаб, как самого Китая, так и важности, которую мы придаём отношениям с ним. Например, в военно-технической сфере из крупных дружественных стран лишь Индия, и то отчасти, может сравниться по важности для нас.

«СП»: — А можно ли Китай в полной мере назвать дружественной страной?

— Однозначно. Пекин, например, был главным источником кредитом для России в наиболее сложные для нас 2014—2015 годы. Они нам выдали кредитов, в общей сложности, на 32 миллиарда долларов. Они осуществили довольно крупные инвестиции. В частности, только в «Роснефть» вложили 9 миллиардов долларов. У нас единая позиция по многим международным проблемам. Пекин выступает против антироссийских санкций. Индия и Китай — две наиболее дружественных нам из крупных стран.

«СП»: — Тем не менее, Китай не забывает дружить и с США. Во время визита Дональда Трампа в Китай были подписаны соглашения на огромные суммы…

— Да, в целом на 250 миллиардов долларов. Правда, по большей части это были меморандумы о намерениях. Сколько контрактов реально будет осуществлено — сказать сложно. Но, конечно, Китай вовсе не думает сворачивать сотрудничество с Соединёнными Штатами. Одно другому никак не мешает. В конце концов, Китай не мешает нашим экономическим контактам с другими странами. Они не обязаны влезать в наш конфликт с США, точно так же, как и мы не обязаны влезать в конфликты Китая с такими странами, как Япония, Индия или Вьетнам. Но в принципиальных вопросах международных отношений мы всё-таки координируем свои действия.

«СП»: — А как можно расценить позицию Китая по Украине? Пекин ведь не только нас кредитует, но и Киев. Делает инвестиции…

— Инвестиции в Украину они делают небольшие, поскольку там особенно и инвестировать уже не во что. Конечно, Китай третий по значению торговый партнёр Украины и начал подготовку к заключению договора о зоне свободной торговли. Но повторяю, Китай не влезает в наши отношения, к примеру, с тем же Вьетнамом, которому мы вообще поставляем оружие. А у Пекина и Ханоя отношения довольно напряжённые. Вместе с тем, Китай уже не раз помог нам в противостоянии с Западом из-за украинского кризиса.

Я уже говорил про кредиты. А построить энергомост в Крым без помощи Китая мы вообще не смогли бы. Именно китайцы продали нам кабель требуемой мощности. Мы сами его не производим, Евросоюз или США нам бы его точно не продали. И только благодаря Пекину мы вышли из трудной ситуации. Они не только продали нам этот кабель, но даже судно кабелеукладчик было китайское. И если бы не это, в Крыму до сих пор периодически возникали бы веерные отключения электричества, что, конечно, сильно бы осложняло жизнь полуострова. Разумеется, китайцы никогда не станут действовать в ущерб своим интересам (кстати, как и Россия), но когда они могут, они помогают.

При этом не надо забывать, что американцы проводили большую адресную работу с китайскими компаниями, чьи интересы сильно завязаны на Соединённые Штаты. Их руководителей откровенно шантажировали, убеждая отказаться от сотрудничества с Россией. В результате, с частным китайским бизнесом сейчас нам действительно сложнее договариваться. Но китайские госкомпании с нами работают, как и прежде.

«СП»: — Китаю Россия нужна исключительно как противовес США?

— Это и противовес США, и гарантия безопасности с севера. Кроме того, с прошлого года мы на первом месте по поставкам нефти в Китай. Мы поставляем и многие другие важные для развития китайской экономики и ВПК ресурсы. Опять же Россия и Китай — незаменимые друг для друга партнёры при обсуждении важных политических проблем, особенно в Совбезе ООН. По вопросам, связанным с Ближним Востоком, например, мы почти всегда выступаем вместе. Это позволяет каждой из сторон избегать изоляции.

«СП»: — Нет ли опасности, что укрепляя сотрудничество с экономически неизмеримо более мощной страной, мы рано или поздно попадём от неё в зависимое положение?

— Такой риск есть, конечно. Отчасти мы пытаемся избежать такой зависимости, развивая отношения с другими странами Юго-Восточной Азии. Например, с Японией и Южной Кореей. Эти страны, хоть и входят в число сателлитов США, всё же ведут относительно независимую экономическую политику. Но угроза монополизации наших внешнеполитических связей Китаем реально существует.

«СП»: — В самом Китае насколько устойчивая ситуация? Часть экспертов считает, что Поднебесная стоит перед серьёзными вызовами, в частности, новое поколение китайцев уже не столь работоспособно, поскольку большинство молодых выросло в семьях с единственным ребёнком.

— Да, перед Китаем стоят сейчас проблемы из-за того, что долгое время проводилась политика, направленная на рост экономики любой ценой. В результате резко ухудшилась демография, экология, здоровье населения. Существуют и массовые проблемы психологического характера, о которых вы упомянули. Много детей не получили достаточного воспитания, при этом родители их баловали. В результате происходит замедление роста китайской экономики. Большинство серьёзных прогнозов сходится на том, что замедление роста будет продолжаться. Скорей всего, произойдёт «жёсткая посадка экономики». Однако оснований ожидать внутриполитического кризиса — нет. Исключать нельзя ничего, но, скорей всего, Китай просто переживёт трудный период в ближайшие годы, а потом найдёт новые источники роста. Впрочем, сегодня нет ни одной крупной страны, перед которой бы не стояли серьёзные экономические проблемы. Даже США тут не являются исключением.

— Министр обороны Шойгу говорит, конечно, прежде всего, о военном сотрудничестве, — считает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — А здесь мы пришли к такой стадии, когда китайцам уже мало от нас военного «железа». Им нужны технологии. Последние контракты по покупке российских зенитных систем С-400 и истребителей СУ-35 в какой-то степени подводят черту. Дальше китайцы готовы покупать у нас в основном технологии. Конечно, в чём-то мы можем им пойти навстречу, но многие технологии не можем продать из соображений собственной безопасности. Но есть проекты в смежных отраслях. Например, мы совместно разрабатываем гражданский тяжёлый самолёт, есть совместные проекты в вертолётостроении.

«СП»: — Можно ли сказать, что мы союзники с Китаем?

— Китай всегда в своей истории старался придерживаться стратегии «обезьяны, сидящей на горе, пока тигры дерутся». И сейчас Китай со стороны наблюдает за противостоянием России и США. С другой стороны, есть вопросы, где Китай зависит от России, а есть — наоборот. По той же проблеме Северной Кореи наши позиции близки.

При этом Китай никогда открыто не заявит, что Россия — наш военный союзник. Вспомните, когда Трамп во время визита в Китай объявил лидеру Китая Си Цзиньпину, что его американская авиация атаковала сирийскую базу, где могли находиться российские военные, негодующей реакции не последовало. С другой стороны, в прошлом году два китайских военных корабля участвовали в учениях с нами в Средиземном море. Европа ахнула. Я думаю, что китайцы и дальше будут действовать как-то так.

Алексей Полубота

источник - https://svpressa.ru/war21/article/188099/



This page was loaded Apr 19th 2018, 5:27 pm GMT.